В России существует так называемый исполнительский (имущественный) иммунитет касательного жилой недвижимости должника в рамках исполнительного производства, если другой у него нет (ст. 446 ГПК). Аналогичные нормы распространяются и на единственное жилье при банкротстве.

В 2012 г. КС указал, что цель обозначенного иммунитета не в сохранении единственного жилья при банкротстве физического лица, а в гарантировании достаточного для быта уровня жилищного обеспечения. Поэтому законодательно следует определить пределы действия такого ограничения, в том числе для сохранения единственного жилья при банкротстве. Чтобы при очевидном превышении объективной жилищной потребности банкротящегося можно было удовлетворить кредиторские требования и сохранить для второй стороны достаточные жилищно-бытовые условия.

Однако проблематика: продадут ли единственное жилье при банкротстве или нет — все еще оставалась актуальной. Весной 2021 г. КС дополнительно указал, что нормы ГПК и связанные с ними положения ст. 213.25 ФЗ-127, исключающие из потенциальных объектов реализации не подходящее для взыскания имущество, не становятся обоснованием однозначного отказа обратить взыскание на жилплощадь, когда суд находит такую меру необоснованной. Выясняя, могут ли при банкротстве единственное жилье изъять для последующей реализации, следует помнить о существующих исключениях. Речь идет о роскошной недвижимости.

Сейчас по факту разрешили не применять исполнительский иммунитет в процедуре банкротства к единственному жилью, если это не приведет к оставлению банкротящегося без  нормального помещения с квадратурой по нормам соцнайма (в пределах того же населенного пункта по месту проживания). Алгоритм, когда при банкротстве забирают единственное жилье физических лиц и предоставляют иное пригодное, но меньших габаритов, а за счет вырученных денег удовлетворяют кредиторские запросы, давно уже стал юридически допустимым. Порядок предоставления недвижимости взамен имеющейся устанавливается судом.

КС также напомнил, что суд вправе отказаться применять иммунитет в ходе банкротства гражданина к единственному жилью, если само приобретение формально защищенного жилого помещения связано со злоупотреблением правом. Есть определенные критерии, учитываемые при оценке поведения должника в период непосредственно перед взысканием задолженности. Вместе с тем, в 2021 г. ВС указал: когда у должника есть более одного недвижимого объекта, недопустимо оставлять ему самое некомфортное. Также ВС напомнил, что суды обязаны занимать активную позицию в таких спорах и устанавливать все аспекты условий дальнейшего проживания должника.

Не распространяется исполнительский иммунитет и на приобретенное в рамках ипотечного займа помещение, выступающее залоговым обеспечением по договору. Поэтому при банкротстве ипотека единственное жилье точно не спасет. Относится указанное исключение к банкротству при залоге единственного жилья в других ситуациях.

Это означает, что у банкротящегося вполне могут забрать даже имеющуюся в единичном экземпляре жилплощадь.